Именинник

Действующие лица

Егор

Миша

Машенька

Мария Ивановна

Глеб Палыч

Ольга Николаевна

Колядник 1

Колядник 2

Работник офиса 1

Работник офиса 2

Ремарка для постановщика

Работник офиса 1 и Работник 2 во время постановки ничего не говорят. Они создают видимость работы в офисе: носят бумаги, отвечают на телефонные звонки, пьют чай на вечеринке, обсуждают события…

ДЕЙСТВИЕ

СЦЕНА 1

На сцене стоят четыре стола с горами бумаг, на два из них желательно поставить компьютерные мониторы, возле столов стоят стулья. На заднем фоне нужно повесить отрывной календарь с датой «6 января». За столами сидят Егор и Миша. Они увлечённо работают за компьютерами. Егор сидит в наушниках и слушает музыку (если есть возможность, то её на короткое время можно сделать громко, это должна быть популярная мирская группа). В кабинет входит Мария Ивановна. Она подходит к Егору. Егор снимает наушники, и музыка перестаёт играть.

Мария Ивановна. Добрый день Егор. Ты уже написал для меня программу по бухучету? Времени уже мало, а квартальный то закрыть надо.

Егор. Извините, Мария Ивановна, а разве у вас есть какие-то проблемы со старыми программами? И вообще-то директор мне ничего не говорил.

Мария Ивановна. Егор, ты ведь понимаешь, что у нашего директора и без этого дел много. Ему не обязательно знать всё, что происходит с бухгалтерией. Я знаю свое дело и в финансовых вопросах он мне полностью доверяет.

Егор. Но без его указания я не могу написать вам новую программу. Поговорите с ним, объясните…

Мария Ивановна (более медленно и очень строго). Ну, я же тебе уже сказала, что директор мне полностью доверяет. Да и ко всему прочему, Егорушка, зачем тебе, молодому специалисту, портить со мной отношения? Не рискуй, у тебя ведь вся карьера впереди. А для тебя это пустяковое дело.

Егор (удивлённо). Это была угроза?

Мария Ивановна. Конечно же нет! Это скорее дружеский совет. Так что подумай на счёт программы, мы ещё вернёмся к этому разговору.

Марья Ивановна разворачивается и хочет уйти, но сталкивается с входящей Машенькой. В руках у Маши была кипа бумаг, которые рассыпаются по полу.

Машенька. Простите пожалуйста, Мария Ивановна.

Мария Ивановна (раздражёно, стиснув зубы). Мария… Милочка, на вашем месте, я бы сначала научилась смотреть под ноги, и только потом шла бы работать секретарём.

Мария Ивановна уходит. Встаёт Миша и помогает Машеньке собрать разбросанные бумаги.

Машенька. Ничего не понимаю. Что это с ней такое? Она конечно… ну не очень хорошая женщина, но такой я ее вижу впервые.

Егор. Я, Машенька, и сам до конца не пойму, как будто бы всё в порядке. Странная она немного.

Машенька. Да ладно, не хочется настроение портить перед праздником. Да, чуть не забыла…

Машенька походит к настенному календарю и срывает старый лист, а там надпись «7 января. Рождество Христово».

Машенька. Вы ведь помните, что сегодня весь офис собирается на вечеринку. Рождество ведь. Отметим как полагается… Не опаздывайте, ладно?

Миша. Я не знаю, получится ли у меня, я конечно постараюсь, но вообще-то я устал. Да и домой сегодня хочется пораньше прийти. Мы и так в праздничный день работаем…

Машенька. Ты Миша какой-то странный, все домой, домой. Я понимаю, что ты человек семейный, но и от коллектива тоже нельзя отрываться. Так что ждем и никаких возражений.

Егор. Звони жене, говори, что будешь поздно.

Миша. Ладно, сейчас выйду на минутку и позвоню.

Миша уходит.

Машенька (вдогонку). Миш, праздник обещает быть на высшем уровне, Рождество ведь! Будут все наши, все свои… ну, почти.

Егор продолжает работать. С другой стороны сцены не спеша выходят Глеб Палыч и Ольга Николаевна. Они останавливаются неподалёку от стола Егора. Миша уже возвращается, и останавливается, не подходя к говорящим, чтобы не мешать.

Глеб Палыч. Да… Нехорошо все это.

Ольга Николаевна. Это вы о чем? И что это в последнее время вы такой занудный. Все вам какие-то приключения мерещатся.

Глеб Палыч. Вот в этот раз и не померещилось. На днях у меня был серьезный разговор с директором. Он спрашивал кое о чём. Ну, у меня все в порядке! Как всегда: что получил то и отгрузил, как в аптеке. А оказывается, что не все так гладко.

Ольга Николаевна. Глеб Палыч, да что у вас может быть не в порядке, вы же у нас лучший специалист, как по снабжению так и по сбыту. Вам равных нет. Таких еще поискать…

Глеб Палыч. Ну я конечно, Оленька, благодарю вас, за комплименты, спасибо. Но в компании все же происходят не совсем приятные вещи.

Ольга Николаевна. Ой, какие страхи вы рассказываете, прямо фильм ужасов, полно вам… Хотя я заинтригована. Ну что там случилось?

Глеб Палыч. Про страхи это вы точно подметили. Кто-то плетет интриги… Короче, директор заметил, что с наших счетов исчезают крупные суммы денег. Хотя по бухгалтерии все выглядит нормально. Однако, босс сказал, что так скрыть можно только с помощью хороших компьютерных программ и если есть доступ к важной информации.

Ольга Николаевна. Какой ужас. Хотя нет, это не может быть правдой, ведь у нас все такие умницы. Шеф не любит недотеп и непорядочных. Он у нас хорошо разбирается в людях и знает свое дело. А какой он душенька…

Глеб Палыч. Дай Бог, чтобы все это оказалось неправдой. А то дело ведь в том, что замешанными могут оказаться несколько человек. Такие дела в одиночку проворачивать невозможно!

Ольга Николаевна. Дай Бог, дай Бог, чтобы все минулось.

Глеб Палыч. Так, ладно, надо бежать, и, Оленька, о нашем разговоре никому, вы понимаете.

Ольга Николаевна. Ах, конечно, я понимаю.

Глеб Палыч. Хорошо, увидимся вечером на празднике.

Ольга Николаевна. Точно-точно, у меня дел не в проворот. Хочется ведь выглядеть на все сто.

Глеб Палыч. Вы с мужем придете?

Ольга Николаевна. Ой, да что вы, это совсем не обязательно. Он хоть и душка, но в определенных ситуациях его присутствие совсем не обязательно. До встречи.

Ольга Николаевна и Глеб Палыч уходят.

Егор (отрываясь от работы). Вот это да. А не Марья Ивановна ли все это проворачивает? Не даром же она говорит, что для достижения целей годны любые средства. А эта программа…? Не хочет ли она и меня в это впутать? Директор, конечно, мужик с головой, но и она не без фантазии: так закрутить может. А может быть, она меня уже впутала? Что же теперь? Как же наша свадьба с Леночкой, я ведь квартиру сбирался покупать… А они ещё хотят чтоб я шёл и развлекался, праздновал Рождество какое-то!

Егор несколько секунд сидит, взявшись за голову.

Егор. Да что это я…? Прямо цирк какой-то! Раскис совсем, может еще поплачу? Голова есть, руки есть, если надо, справлюсь не с одной такой Марьей Ивановной. А все же, если что-то не так…? Как это противно когда каждый сам за себя!

Миша (молясь). Господи, как я уже устал от всего этого. Сколько можно? Интриги, кражи… А ведь все должно быть по-другому. Ведь Ты не хочешь, чтобы люди так поступали друг с другом. Это не правильно. И я бы так хотел сказать им об этом, рассказать им о Тебе, но… не могу. А ведь сегодня они хотят праздновать: Твой день рождения!

Миша проходит и садится за свой стол, берёт телефон и набирает номер.

Миша (расстроено). Привет, Лизонька.

Егор надевает наушники, чтобы не слушать разговор.

Лиза. Привет, как работа?

Миша. Ну, нормально.

Лиза. Нормально? Я же по голосу слышу что-то не совсем нормально.

Миша. Не переживай любимая, дома поговорим. У нас тут рождественская вечеринка намечается, не очень хочется идти, но придётся, не удобно перед всеми. Так что я сегодня буду позже, хорошо? Хотя, ты и сама знаешь, что таким образом Рождество праздновать…? В общем, тяжело мне сейчас. Тут такие дела происходят. Много обмана. А я, как христианин, должен что-то сказать против, но не могу. Не могу найти в себе силы сказать истину, даже в такой день, как Рождество.

Лиза. Не переживай мой милый. Всё будет хорошо. Я молюсь о тебе, пусть Бог дает тебе мудрость и силу. Я тебя жду.

В этот момент Егор снимает наушники.

Миша. Спасибо, дорогая, молись. До встречи.

Миша вешает трубку.

Егор. Молись? Что ты имеешь в виду?

Миша. А….

Машенька (из-за кулис). Ребята, вы что до утра там сидеть будете, праздник уже начинается, давайте, идите к нам.

Егор (громко, в ответ). Ладно идем. (Тихо, как бы про себя) Праздник, да какой тут может быть праздник… Хотя, пойду, может хоть развеюсь немного. Все ж лучше, чем сидеть здесь.

Миша. Господи, помоги мне.

На сцене выключается свет, включается не громкая  мирская музыка. В это время со сцены убираются три стола, а один остаётся в центре. Из него делают фуршет: застилают скатертью, расставляют еду, напитки…

СЦЕНА 2

Включается свет, но не весь, немного тускловатый. Играет мирская музыка, на сцене все сотрудники офиса веселятся. Разговаривают в нескольких компаниях, некоторые танцуют, некоторые едят.

Ольга Николаевна (обращается к Егору). А чего это мы такие грустные. Все, понимаете ли, веселятся, празднуют. Может, потанцуем? Ну давай, веселее.

Егор. Да что-то настроения нет. Я вообще не пойму этого праздника, что мы празднуем?

Ольга Николаевна. Как что? Рождество!

Егор. Что в нем такого особенного, что его надо праздновать?

Ольга Николаевна. Что? Да это же понятно, ведь это же Рождество! И вообще, праздники придуманы для того, чтобы их праздновать и чем больше их в нашей жизни, тем лучше для нас. Расслабься, веселись и все тут.

Егор. Да что-то мне не до веселья.

Ольга Николаевна. Глеб Палыч, ну хоть вы не откажетесь со мной потанцевать.

Ольга Николаевна и Глеб Палыч идут танцевать. К Егору подходит Мария Ивановна.

Мария Ивановна. Ну, как настроеньице? Веселишься?

Егор. А почему бы и нет? У меня все в порядке. Нет повода для волнения.

Егор начинает нервничать, хотя старается не подавать виду.

Мария Ивановна. Я бы сказала до поры до времени.

Егор (с раздражением). О чем это вы? Я вам уже сказал, у меня все в порядке и так и будет.

Мария Ивановна. Ладно, расслабься. Праздник ведь, Рождество.

Егор. Рождество… и почему в нашей стране столько праздников! Такое впечатление, что наши люди всё время ищут повод, чтоб только не работать!

Мария Ивановна (доброжелательно). Слушай, да ты, вообще-то, неплохой парень, с мозгами. Мне нужны такие. Для дела.

Егор. Какого дела?

Мария Ивановна. Для дела! Я говорю о деньгах, о больших деньгах. С твоими способностями и моим влиянием… Ты понимаешь, о чем я говорю?

Егор. Боюсь, что понимаю, но не хочу иметь ничего общего с вашими делами.

К общающимся подходит Глеб Палыч.

Глеб Палыч. Мария Ивановна, может быть, вы перестанете занимать нашего Егора делами. Мы ведь на празднике.

Мария Ивановна (с издевкой). А вам не кажется, глубокоуважаемый Глеб Палыч, что это совсем не ваше дело. Когда хочу тогда делами и занимаюсь. С кем хочу, с тем и разговариваю, и к вашему сведению, о чем хочу.

Глеб Палыч. Пожалуйста, говорите с кем хотите и о чем хотите, но только вот не надо тут всех строить.

Мария Ивановна (негодуя). Да вы, что! Что вы себе позволяете. Да у вас паранойя, маразм старческий. Да именно маразм, вам уже на пенсию пора, сидеть дома и выращивать свои драгоценные кактусы.

На это обращают внимание другие сотрудники.

Ольга Николаевна. Глеб Палыч, как она с вами разговаривает? Да ну ее, не опускайтесь на ее уровень, пойдемте.

Мария Ивановна. Да вам до моего уровня еще тянуть и тянуть!

Раздаётся стук и входят два Колядника. Внимание всех переводится на них.

Колядник 1. Можно заколядувати?

Ольга Николаевна. О, носители национальной культуры.

Колядник 2. Сеем, сеем, засеваем, с Новым Годом поздравляем…

Егор. Да какой Новый Год, вы бы еще с 23 февраля поздравили и с 8 марта заодно!!! О, как мы Рождество празднуем. Сразу и «засеем» и «пожнем», и старый Новый Год встретим.

Колядники (вместе).

Коляд коляд колядниця,

Добра з медом паляниця

А без меду не така,

Дайте пане, п’ятака

А п’ятак неважний

Дайте руб бумажний

А в рублі дві дірочки

Дайте нам горілочки

Глеб Палыч. О, вот это я понимаю, праздник. Не грех и выпить.

Все подходят к столу, а Егор отходит в сторону и натыкается на Мишу, который одиноко стоит в стороне.

Егор. А, Миша, что невесело, тоже Рождество не нравится?

Миша. Да нет, Рождество – хороший праздник! Только не так мы его тут празднуем.

Егор. Кого Рождество? Не так? Да вон все вокруг только и твердят – расслабься, отдыхай, празднуй! Хотя мне, честно говоря, так и не понятно с какой стати мы что-то празднуем?

Миша. На самом деле мы все «пришли» на день рождения.

Егор непонимающе всматривается в глаза Мише.

Миша (с горечью). …Прийти-то пришли, а о виновнике торжества забыли! Празднуем Рождество… танцульки, угощение, ёлки, палки – вся эта мишура! Представляешь, смешно даже говорить, подарки дарим, но не Имениннику!

Егор. Ты это о чем?

Миша (вздохнув). Не о чем, а о Ком. Я говорю о Боге, чье рождение мы празднуем.

Егор. День рожденья Бога?

Миша. Сам подумай, праздник называется Рождество, то есть рождение. Выходит это день рождения кого-то очень важного.

Егор. Ну конечно же. Я и сейчас помню как нам рассказывали рождественские истории о младенце Иисусе в яслях, ангелах, пастухах, там ещё с востока кто-то приходил… Но ты ведь не веришь в это? Ну в смысле, на полном серьёзе… Это же все легенды, хотя очень даже красивые и поэтичные.

Миша. В том то всё и дело, что я верю. Верю, что Иисус Христос – Сын Божий, человек и в то же время всемогущий Бог. Он родился больше чем 2000 лет назад и именно Его день рождения мы сегодня, так сказать, «отмечаем». И от этого никуда не денешься!

Егор (удивлённо). Я никогда до этого не задумывался о Дне Рождения Иисуса, о том кем Он был, но похоже… Ты это серьезно?

Миша (немного оживленней). Иисус родился ради тебя и меня, чтобы прожить идеальную, безгрешную жизнь и потом умереть за грехи каждого из нас на кресте. А всё это потому, что Он очень сильно нас любит.

Егор (задумываясь). Любит, говоришь…. Ну и что дальше: родился, прожил жизнь человеком, умер?

Миша. Тело Иисуса положили в гробницу, как всякого умершего, но на третий день Он воскрес из мёртвых, и теперь Он на небесах со своим Небесным Отцом.

Егор (пытаясь разобраться). И что теперь? В чём тут любовь… вот лично ко мне?

Миша. В том, что если бы Он не родился, не жил на этой Земле и не умер на кресте, то страдать и умирать за грехи пришлось бы нам с тобой, и всем, кто тут так беззаботно «отмечает» Рождество! Ведь все мы не правы перед Богом, все грешники…

Егор (поглядывая в сторону Марии Ивановне). Что да — то да!

Миша (увидев взгляд Егора). Вообще-то никто: ни ты, ни я не можем расплатиться за свои грехи даже хорошими делами! Библия говорит, а я верю Библии, что наказание за грех – смерть. Если б Христос не родился, то все мы были бы попросту обречены! Понимаешь?

Егор. Хм… кажется да, но как будто не до конца. Где-то глубоко внутри я чувствую, что это очень интересная и вроде бы важная история… Мне всегда подсознательно хотелось верить, что Бог существует, и что Ему… ну что ли… не наплевать на меня.

Миша. Конечно же нет! Ему не наплевать, ни на одного человека в этом огромном Мире. Он очень любит каждого, в частности и тебя. Он хочет, чтоб ты знал о Его любви и особенно в этот день. В день рождения Спасителя…

Машенька пританцовывала возле и обратила внимание на ребят.

Машенька. О! Мальчики, вы тут о любви разглагольствуете?! Это очень хорошо! Лично я тоже считаю, что любовь спасёт мир!

Егор (недовольно). Спасёт от чего?

Машенька (веселясь). Ну от зла, от зависти, от плохих людей и от всего того от чего там нас ещё нужно спасать?!

Миша. Машенька, на самом деле мы сейчас говорили, что нас необходимо спасать от наших грехов и от смерти за них…

Машенька. Фу, мальчики! Вы такие серьёзные. Нельзя быть такими пессимистами, когда все так весело празднуют Рождество!

Егор (серьезно). С Рождества мы и начали. Вот ты, наверное, никогда и не думала, что Рождество – это чей-то день рождения?

Машенька. Ну… вроде как-то так оно и выходит, слова то однокоренные.

Миша. Маш, это на самом деле День рождения. День рождения Иисуса Христа и именно Его любовь может спасти мир.

Машенька (не заинтересованно). Ой, ребята, что-то вы о высоких материях заговорили для такой простенькой вечеринки, как наша! Я считаю, что все должны всех любить и тогда этим всем будет хорошо.

Отходит в другую компанию.

Машенька (уходя). Не забивайте себе голову ерундой, я конечно понимаю, что вы программисты и всё такое, но… хоть в Рождество расслабьтесь!

Егор. А я, пожалуй, не против «позабивать» себе голову.

Егор улыбается Мише с симпатией.

Егор. Слушай, но если мы пришли на день рождения, то мы оказывается – некультурные люди!

Миша (заинтригованно). Это почему же?

Егор. День рождения, а мы без подарков притопали!

Миша. Ну это, я думаю – очень просто исправить. Знаешь, как в той старенькой детской мультяшке: «Наконец сбываются все мечты! Лучший мой подарочек – это ты!» Я имею в виду, что для Бога лучший подарок на самом деле – ты! Твоё сердце.

Егор начинает серьёзно задумываться.

Миша. Иисус хочет, чтобы ты ответил на Его любовь. Твоё сердце – это самая большая и самая недоступная драгоценность для Него. Он не может взять её, только ты сам можешь подарить её Ему… Если хочешь.

Егор (стряхивая задумчивость и оставляя за собой время всё хорошенько обдумать). Да, я подумаю над этим, обязательно подумаю.

Миша. Хорошо, но знай, что Господь Иисус любит и ждёт тебя. Нужно лишь поверить в Него и в то, что Он сделал для тебя, признать, что ты грешник и попросить прощения. Не просто в уме знать о Боге, но принять Его сердцем, Он всегда поможет тебе если ты доверишься Ему… Вот и весь подарок на Его день рождения!

Егор (шутя). Так теперь я образованный человек!

Миша. Эгеж!

Егор. Я припоминаю, тогда по телефону, ты говорил со своей женой, так она что тоже… ну как ты?

Миша. Да.

Егор. Как интересно. За этот день я много чего узнал, и то, что ты мне рассказал – это несравненно лучше всего остального. (Мрачно) Не знаю, в курсе ли ты того, что происходит у нас на фирме, но меня это очень беспокоит…

Миша. Кажется, я догадываюсь, о чём ты.

Егор. У меня тоже могут быть неприятности и я не знаю как мне быть. Всё как-то вышло из-под контроля.

Миша. Не переживай всё будет хорошо.

Егор. А ты можешь как-то помочь?

Миша. Мы можем сказать об этом Ему… Он ведь Тот, Которому «не наплевать», помнишь?

Егор. Ну, а почему бы нет?!

Миша склоняет голову, Егор сначала удивленно смотрит на него, потом делает тоже самое. Во время молитвы Егор чувствует себя немного неловко, но повторяет за Мишей и кладет руку ему на плечо.

Миша. Господь, Ты всё видишь, Ты всё знаешь и тех, кто прав, и тех, кто виновен. Выведи всё на свет и оправдай невиновных.

Вечеринка заканчивается. Все прощаются и расходятся. Свет снова выключается.

СЦЕНА 3

Снова обстановка офиса. Миша сидит за своим столом. Заходит Егор.

Миша. Привет.

Егор. Привет.

Забегает Машенька.

Машенька. Ребята, у нас такие новости!

В комнату заходит Глеб Палыч и Ольга Николаевна.

Машенька. А, Глеб Палыч, вы так кстати, расскажите нам, что произошло.

Глеб Палыч. Да, дела… Ну как бы так сказать. Мария Ивановна у нас больше не работает.

Егор и Миша переглядываются.

Глеб Палыч. Дело, конечно не из приятных, но хорошо, что все раскрылось. Мария Ивановна начала заниматься не совсем законной деятельностью у нас на фирме. И в результате компания потеряла немалую сумму денег. Поначалу будет тяжело все восстановить, но могло быть и хуже.

Ольга Николаевна. Справимся, не беспокойтесь. Не все так печально, зато в офисе будет поспокойнее. Уж слишком много она о себе возомнила. Правда, Глеб Палыч?

Все, кроме Егора и Миши уходят со сцены, обсуждая произошедшие события. А Миша и Егор выходят из-за рабочих столов и становятся в центре сцены.

Егор (немного ошеломлённо). Вот это да! Похоже Бог на самом деле есть. Он слышал нашу молитву и ответил на нее. Выходит, что Он и вправду заботится о том, что происходит в моей жизни! Обалдеть! Все решилось, я даже не мог представить, что так будет. Как тебе всё это?

Миша. Я и сам немного шокирован, но одно я знаю точно, что Богу можно доверить любое дело. Библия говорит, что мы можем все наши заботы возложить не Него, потому что Он заботится о нас.

Егор. Ты знаешь, это Рождество самое удивительное в моей жизни. Теперь для меня это не просто повод чтоб отдохнуть, но само событие обрело смысл. Я понял, что это за праздник и что он касается меня лично! И знаешь ещё что?

Миша. Что?

Егор (немного смущённо, но уверенно). Есть у меня один подарок для Иисуса… Ну на день Его рождения… Ты мог бы помолиться со мной?

Миша и Егор обнимают друг друга и уходят со сцены.