Из истории взаимоотношений православной церкви и евангельских христиан

В своей автобиографической книге «В котле России» Проханов И.С., деятель евангельско-христианского движения в России в 1869-1933 гг. и инициатор объединения двух родственных течений «евангельских христиан» и «баптистов» в один Союз «евангельских христиан-баптистов» (ЕХБ), описывал свои контакты с православной церковью. Он искренне желал реформирования и оживления православных общин.

«После этого я посетил митрополита Антония в его келье в Новоспасском монастыре в Москве. Он показал нам копию нашего евангельского воззвания, на которой сделал пометки карандашом. Он сказал: «Я согласен почти со всем, что говорится в этом евангельском воззвании. Но эта программа не может быть реализована православной церковью в настоящее время». Затем он повернулся к полке, взял книгу и сказал: «Это есть книга, из которой я беру капли воды живой». Посмотрев на эту книгу, я увидел, что это были «Гусли», сборник духовных песен, составленный и опубликованный мной для пользования в евангельских церквах. В заключение нашего разговора я предложил, чтобы мы помолились вместе. Он согласился. Один из братьев, который сопровождал меня, вытирал слезы радости. Поистине, это было достойно слез радости. Конечно, на протяжении тысячи лет никогда не случалось подобное, чтобы Митрополит русской православной церкви молился своими словами. Он молился с представителями евангельского движения. Я пригласил Митрополита Антония и других священников посетить наше молитвенное Богослужение, которое было назначено на 2 ноября в зале нашей московской церкви. На этих двух торжественных богослужениях евангельских христиан, которые были одно в Москве, а другое в Петроградской церкви, собрания проходили особенно благословенно. Эти Богослужения произвели глубокое и продолжительное впечатление на общественное мнение в обеих столицах. Новость стала постепенно распространяться по всей стране, как духовное побуждение, которое дало возможность многим православным священникам и опекаемым ими людям достичь большего понимания между православными и евангельскими движениями в церквах. В это время мнение о нас всех групп православной церкви изменилось в лучшую сторону. Первый раз священники поняли те мотивы и планы, которые руководили евангельскими группами».

Митрополит Антоний одобрял служение и труд евангельских христиан:

«В одном городе была антирелигиозная дискуссия перед большой аудиторией, на которую был приглашен Митрополит Антоний. На этой встрече кто-то спросил Митрополита: «Какая церковь или религиозная организация, по Вашему мнению, наиболее близко отражает учение Христа». Ответ Митрополита был следующий: «Я знаю одну группу христиан, их называют евангельские христиане. Они восстанавливают первохристианство Христа и Апостолов».

Проханов был участником православного конгресса в 1922 году. Он описывал это так:

«Прибыв на этот конгресс, я узнал, что назначен первым выступающим. Председательствующий объявил, что И.С.Проханов, президент Всероссийского Совета Евангельских христиан будет первым проповедником на этой сессии. Когда я приблизился к кафедре, епископ Введенский, председатель, пожал мне руку, и я начал говорить. На кафедре были епископы, архиепископы, профессора Богословских академий, и я увидел перед собой большую аудиторию священников и ведущих мирян русской православной церкви. Я заверил их, что пришел сюда от имени всего евангельского христианского движения не критиковать их, но помочь преодолеть те трудности, которые они разделяют в нашем духовном опыте. Я окончил свое обращение словами: «Если председательствующий разрешит, я хотел бы пригласить всех присутствующих помолиться». Все монахи, священники, епископы, архиепископы поднялись со своих мест, и я помолился за Россию, за русский народ, за православную церковь, прося Господа послать обновление. Я благодарил Бога за духовное возрождение, которое началось в евангельском движении, просил, чтобы это все позволило русскому народу начать новую жизнь.

Когда я закончил молитву, толпа служителей и мирян окружила меня, пожимала руки и просила меня: «Пожалуйста, дайте нам копию вашей молитвы». Это было естественной просьбой, потому что православные священники и миряне имеют привычку молиться только словами формальных молитв, которые были созданы века назад. Многие из них не знали даже, можно ли молиться вообще своими словами. Они также просили сказать, где проходят наши Богослужения, просили нашу литературу и задавали много других вопросов. Каждый мог увидеть, что новые мысли, новые источники наполняли их ум. После моего выступления и молитвы председательствующий объявил перерыв и сказал: «Мы должны сделать передышку от необычного сильного впечатления, которое мы только что пережили».

Спустя годы взаимоотношения Русской православной церкви с евангельскими христианами-баптистами не изменились. Со многими иерархами православной церкви до сих пор поддерживаются очень добрые отношения. Бывший президент Российского Союза евангельских христиан-баптистов Пётр Коновальчик рассказывает о своей давней дружбе с патриархом Московским и всея Руси Алексием II-м:

«С 1979 года я был назначен первым пресвитером Ленинграда, затем старшим пресвитером и епископом Ленинградской области, как раз одновременно с Алексием. У нас сложились очень добрые отношения не только с ним, но и с Кириллом, когда он был еще ректором духовной академии, мы активно общались и с митрополитом Никодимом. Более того, все они участвовали в нашем служении в церкви на Поклонной горе. А я несколько раз проповедовал в храме при Ленинградской духовной академии и говорил то, что думал».

«Я регулярно встречаюсь с патриархом, он меня называет братом во Христе, приглашает на свои дни рождения, приемы. У нас добрые отношения. И мы не скрываем этих встреч, чтобы в православных приходах видели, что у нас нет конфронтации — христианские церкви живут в согласии».