Деятели русского баптизма.

Один из таких сильных проповедников – Фридрих Вильгельм Бедекер, доктор философии, посвятивший свою жизнь путешествиям и проповеди Евангелия, много потрудился в России, посещая тюрьмы в конце 19-го столетия и обращая к Богу заключённых. Этот немецкий проповедник способствовал расширению евангельско-баптистского движения в России и остался в истории русского баптизма, как поистине святой человек, как один из самых ярких Божьих служителей.

Знаменитый писатель, граф Толстой писал о нём:

«Он проповедует только Слово Божие и утверждает, что недостаточно сиять только добрыми делами. Я был тронут до слёз, почему – не знаю».

«Проповеди доктора Бедекера были не только красивой теорией, но истиной в фактах, испытанной со всех сторон, что Он (Христос) мог и может спасти самого несчастного. Доктор Бедекер не шутил с арестантами, и они, слушая его, не стояли, вытянувши руки по швам».

Лев Толстой отразил служение Бедекера в своём романе «Воскресение». В нём есть две личности – «Кизеветтер» и «англичанин», и оба они являются изображением доктора Бедекера.

Один из главных деятелей «редстокистов-пашковцев»  граф М.М. Корф встал в ряды активных евангельских верующих после долгих лет пребывания в «православном благочестии». Он описал это таким образом:

«Будучи молодым, я старался быть нравственным, любил общество духовных лиц и был другом митрополита. Регулярно посещал церковные службы, но Того, Кто на кресте умер за наши грехи, я не знал. Я верил лишь историческому факту, что Сын Божий когда-то был распят на кресте. Никто из священников не говорил мне, что мои грехи прощены ради пролитой крови Христа. Как благочестивые миряне, так и духовенство любили меня и считали примерным, благочестивым юношей».

М.М. Корф вместе с В.А. Пашковым вели активную духовно-просветительскую деятельность, за что по инициативе Обер-прокурора Святейшего Синода Победоносцева были изгнаны из России и закончили свою жизнь на чужбине.

Аристократа В.А. Пашкова считали лидером евангельского движе-ния среди знати. До своего обращения он был совершенно равнодушен к вопросам веры. После первой встречи с лордом Редстоком он небрежно заме-тил: «Какая пошлость. И охота людям слушать бессмысленного болтуна!» Но вторая их встреча стала поворотным пунктом всей будущей жизни Василия Пашкова. Молитва Редстока так сильно подействовала на него, что ему внезап-но открылось его личное состояние перед Богом. Он почувствовал свою вину перед Господом и обратился с покаянием к Спасителю мира. Встав с колен, он был уже не тот, что раньше. Пашков свидетельствует:

«Был день в моей жизни, когда я увидел себя осуждённым перед престолом Святого Бога, ненавидящего грех. Слово Его, по действию Духа Святого, достигло меня и пробудило мою совесть… Свет Слова, святого закона Божьего, осветил пота-ённые углы моего сердца и показал мне глубины зла во мне, о существовании которых я не подозревал. Он пробудил во мне желание освободиться от греха, который связывал меня…»

С этого времени В.Пашков вдохновился желанием возвещать другим благую весть о прощении и спасении. Он не только отдал се-бя на служение Господу, но и всё своё состояние посвятил для этого великого дела. Некто Р.С. Игнатьев в своём очерке о пашковцах, опубликованном в журнале «Исторический вестник», пишет:

«Приходилось мне беседовать с Пашковым по разным религи-озным и общественным вопросам. И я всегда был восхищён этим человеком, кормившим голодную голытьбу в устроен-ных им столовых. Кому могла мешать его деятельность? Однако, кому-то мешала, — видно, полицейскому режиму, который желал подчинить всё своему контролю».

Ещё одного яркого представителя евангельского движения, бывшего министра путей сообщения графа А.П. Бобринского, писатель Н.Лесков охарактеризовал следующим образом:

«Это человек весьма замечательных способностей, обширного образования и хороший знаток не только Библии, но и отечес-ких писаний. Это весьма известное лицо, ещё так недавно занимавшее одно из виднейших мест в государственной иерар-хии, он теперь живёт в своих родовых поместьях, хозяйни-чает и неутомимо изучает Священное Писание и творение святых Отцов. Он весь занят религиозным просвещением окрестных крестьян. Успехи его замечены епархиальным архиереем, который предложил ему проповедовать в церкви. Нас же не может не интересовать одно, что этот человек до своего сближения с Редстоком был без всякой религии».

Алексей Бобринский имел несколько встреч с писателем Львом Толстым и беседовал с ним на духовные темы. Известный писатель, находясь в зените своих религиозных исканий, писал в письме своей тёте А.А.Толстой, фрейлине императрицы, выражая своё восхищение силой веры Бобринского:

«Никто не говорил со мной о вере так убеждённо, как Бобрин-ский. Ему невозможно противоречить, потому что он не пытается ничего доказать. Он просто утверждает то, во что верит. Чувствуется, что он счастливее тех, у кого нет такой веры. Более того, ясно, что его вера не может быть оправдана интеллектом, но только чудом».

Многие другие баптистские деяте-ли жизнью своей показали пример ис-тинного служения и подвига. Баптист-ский пастор из Латвии Вильям Фетлер совершил много миссионер-ских поездок по России и основал бап-тистскую общину в Петербурге, которая очень скоро стала насчитывать нес-колько тысяч верующих, и построил огромное здание церкви «Дом Еванге-лия». Православный архиепископ Георгий Соколов много лет спустя вспоминал:

«Когда-то пастора Фетлера знала вся Российская Империя, от зелёных Карпатских гор до Чёрного моря и Кавказа, от Крыма до Уральских гор и Сибири. По всей земле российской он сеял доброе, мудрое, вечное семя Правды. Он призывал всех людей – богатых и бедных – к христианской любви и всепро-щению. Правительственные законы и постановления чинили препятствия в его служении, он столкнулся с преследованиями, тюремным заключением, ссылкой, но ничто не могло поколебать его убеждений в правоте его позиций».

Сам Георгий Соколов бежал из России в 1925 году, в период, когда коммунисты пытались изгнать или уничтожить как можно больше свя-щенников. Он добрался до Риги и искал встречи и помощи со стороны православного архиепископа, который предложил ему всего лишь дол-лар купить что-нибудь поесть и затем просто отпустил его, как обыкно-венного нищего. Священник, хоть и был голоден, но от такой помощи отказался. Он ожидал от своего старшего коллеги лучшего обращения. Соколов теперь был бездомный беженец, без денег и документов. Кто-то на улице подсказал ему, что может быть, ему смогут помочь в Храме Спасения, в котором служил пастор Фетлер. Он вспоминал:

«После короткого знакомства пастор Фетлер пригласил меня в свой дом, накормил и предложил мне одежду, обеспечил меня комнатой и питанием. В Латвии, чужой для меня стране, он, будучи хорошо знаком с государственными органами, помог мне в обретении прав гражданского лица. Когда в последствии я заболел, он поместил меня в больницу и, как добрый самарянин, заплатил за лечение. Когда я поправился, он помог мне выехать во Францию, в Париж, где я, наконец, добрался до ортодоксальной церкви».

Василий Павлов

Другой всемирно известный деятель русского баптизма – В.Г. Павлов, весьма образованный, обладал исключи-тельным талантом в изучении языков. В раннем возрасте он овладел немецким, древнееврейским языками, а также изучил сирийско-халдейский, ассиро-вавилонский, арабский, греческий и ла-тинский языки. Позже он овладел многи-ми языками народов Кавказа. Павлов стоял у истоков евангельского движения, нёс правозащитное служение, всю жизнь отдал на дело проповеди Евангелия, за что был постоянно гоним, побывал в сорока царских тюрьмах, пережил две тяжелейшие ссылки, где лишился жены и троих детей.

Религиозно-общественный деятель И.С. Проханов трудился как проповедник, организатор книгоиздательского дела, системы духовно-протестантского образования, христианского кооператив-ного движения. Он выступал на Государственном Совещании, орга-низованном Временным Правительством в августе 1917 года с обширной программой интеллектуального, нравственного и духов-ного просвещения русского народа.

Евангельско-баптистское движение имело успех в России по причине боль-шого богоискательства в народе. Людей не удовлетворяли обряды официальной Церкви, душа искала живой истины. Один из православных епископов в начале XX столетия с горечью говорил:

«У нас, собственно, нет Церкви, есть только толпа, которая силь-но толкается по большим празд-никам, по малым – меньше толка-ется, а в будни её совсем нет».

Баптисты же появились в России из-за стремления людей читать Слово Божие, понимать его и жить в соответствии с ним. Это способствовало развитию грамотности среди народа. Православные священники, общавшиеся с баптистами, говорили, что «почву и силу штунды (баптизма) составляет грамотность».

Что касается современного баптизма, то он продолжает свою историю и развитие в России. В советские времена баптисты выстояли в гонениях, хотя и не без огромных потерь. Огромное множество баптистских служителей оказалось в лагерях  и ссылках и оттуда не вернулось. В этот трудный период советское правительство пыталось оказывать всяческое давление на Союз Евангельских христиан-баптистов (ЕХБ) с целью постепенно задушить всякую жизнь и развитие в этих церквах: запрещало водить детей на богослужения, крестить молодых, заниматься миссионерством и вовлекать в свою церковь новых людей. В 1961 году из-за этого случился раскол в Союзе ЕХБ. Одна часть церквей путём компромиссов пыталась выжить в это непростое время, другая часть не желала идти ни на какие компромиссы и ушла в подполье, но гонения терпели и те и другие. Бог сохранил баптистские церкви, и при наступлении свободы в стране и те, и другие получили свободу для вероисповедания.