Алексей Смирнов: «РС ЕХБ не нуждается в революции»

17 марта, 2011

Председатель Российского союза евангельских христиан-баптистов Алексей Васильевич Смирнов дал интревью Порталу Credo.Ru.

«Портал-Credo.Ru»: Прошел уже почти год с того времени, как Вы возглавили Российский Союз евангельских христиан-баптистов (РС ЕХБ). У Вас была своя программа, которую Вы озвучили на съезде. Что удалось выполнить из тех задач, которые Вы поставили? И что вообще сейчас происходит в РС ЕХБ?

Алексей Смирнов: Прежде всего, я хотел бы сказать, что РС ЕХБ – это давно сложившееся братство со своей философией, со своим богословием и даже образом жизни, со своим форматом церковной жизни. Хотя Союз – это огромное пространство и по территории, и даже по субкультурам, тем не менее, у нас единое понимание не только в вопросах богословия, но и в вопросах развития братства.

– Но Вы пришли из несколько другой структуры – Совета церквей, более радикальной и более консервативной, чем Союз. Ваш приход сказался и на этих вопросах?

– Да, я понимаю, что Вы имеете в виду. Я просто хотел сказать, что РС ЕХБ не нуждается в революции. Не нуждается в радикальных изменениях, потому что богословие остается неизменным, и общая позиция – отношение к жизни, к обществу – остается достаточно внятной.

Тем не менее, действительно, у меня есть какие-то свои переживания, свой опыт пребывания в Совете церквей. Но время пребывания там – это и время пребывания в Советском Союзе, а не в российской действительности. Советский Союз сам формировал определенные взгляды, позиции. Отношение государства к евангельской Церкви было определенное, и у Церкви к государству — тоже. Несмотря на наш настоящий здоровый патриотизм, взаимоотношения были сложными в советской действительности.

Тем не менее, я более 15 лет служил в Автономном объединении церквей, которое сформировалось в начале 90-х. Это совсем другая формация и новый опыт. Новый опыт формирования миссионерских Церквей, где люди практически все из мира и без советского опыта в устройстве Церкви. Поэтому у меня в этом смысле опыт больше положительный, потому что время организации новых Церквей – это время переоценки некоторых наших внутрицерковных ценностей. Это время помогло мне точнее сформулировать для себя библейское учение с точки зрения его практического применения.

Поэтому когда я пришел в РС ЕХБ – на самом деле я пришел сюда уже четыре года назад и работал в пасторском отделе – я успел с ним познакомиться и проникнуться всеми проблемами и пасторскими задачами. Тогда уже стало понятно, как нужно двигаться дальше, чтобы РС ЕХБ приобретал свое лицо (в хорошем смысле) и оказывал библейское влияние на общество и на Церковь. Поэтому избрание в прошлом году на роль председателя не было радикальным переходом из Совета церквей в Российский Союз. Было некоторое «буферное» время, когда я мог переосмыслить некоторые моменты.

РС ЕХБ — это явление евангельское, библейское. Это значит, что Слово Божие влияет каждый раз на наше становление, на наши формы, на наши взгляды и понятия. И это хорошо.

– Влияет в зависимости от ситуации?
– Естественно! Мы живем в обществе, которое меняется, в обществе происходят процессы, которые заставляют нас реагировать.

Библия учит, что Бог творит до сих пор. Это значит, что процесс созидания Церкви не закончился. И никто из нас не может сказать, что та форма, которая было сто лет назад, или пятьсот лет назад, или десять лет назад — совершенная и не должна изменяться.
Церковь Христова – это живой организм. Мы должны реагировать на процессы, которые происходят и внутри Церкви, и за ее пределами.

– Какие-то конкретные заметные изменения произошли за это время?

– Заметные изменения обычно происходят только во время революций, как сейчас в Египте. Тем не менее, на последнем Совете союза мы согласились с тем, что сейчас одной из главных задач является создание поместной библейской Церкви.

– Что Вы подразумеваете под поместной Церковью?

– Российский Союз не является жесткой структурой, мы ориентировали на поместную Церковь – общину в конкретном населенном пункте. Союз – это конгломерат общин, которые добровольно согласились составлять из себя братство.

– Как изменилась численность Союза за этот год?

– Год – это небольшой срок, чтобы делать выводы в масштабе РС ЕХБ, но мы сейчас занимаемся статистикой, то есть сейчас мы находимся в стадии анализа того, что есть.

– А какие-то данные у Вас уже есть?

– Я пока пользуюсь теми данными, которые я получил от предыдущей статистики – это порядка 80 тысяч членов Церкви, около 1 800 церквей и групп.

– Не так много. А если сравнить с другими протестантскими деноминациями, например, с пятидесятниками?

– Если сравнивать каждый союз отдельно, то, на самом деле, я думаю, наш – самый большой, если не учитывать, что некоторые Союзы объединились и вошли в одну структуру, как например Союз Сергея Васильевича Ряховского, который вбирает в себя харизматические пятидесятнические церкви и объединения – наверное, он численно больше.

– Какие крупные мероприятия прошли за время Вашего руководства?

– Я регулярно посещал конференции служителей нашего братства, направленные на то, чтобы братство развивалось. Это миссионерская работа, это координация совместных действий, направленных на укрепление все той же поместной Церкви, это философия  Церкви.

– Ваш первый заместитель одновременно возглавляет молодежную работу в Церкви. Насколько это влияет на общую политику РС ЕХБ?

– Я нахожу, что это благословенное сочетание, положительный фактор для развития нашего братства. Молодежь всегда более динамична, энергична. Евгений Бахмутский уже наработал добрый авторитет в работе с молодежью, которая ему доверяет. Его избрание стало фактором положительного восприятия молодежью Союза в целом, которой импонирует, что Союз смотрит с открытым лицом на ее проблемы.  И, я думаю, молодежь сейчас с большим вдохновением смотрит в будущее. Потому что наличие достаточно молодого, уважаемого ими лидера в высших эшелонах власти в Российском союзе вдохновляет их, ободряет и открывает им перспективу.

– Заметно ли Вы повышение общего интеллектуального уровня братства в целом? Приходят ли в Союз новые интеллектуальные силы в лице интеллигенции?

– Кто знает историю РС ЕХБ, тот знает, что Союз вышел из советской системы, где существовала государственная программа, согласно которой все евангельские христиане фактически не имели возможности учиться в вузах. Это была сознательная программа, чтобы представлять баптистов как дремучих сектантов. Тем не менее, баптисты обучение считали очень важным. Я, будучи еще в Совете церквей, сам обучался в подпольном учебном заведении и потом учил других. Поэтому российские баптисты – это люди просвещенные и образованные, только это вопрос времени.

Очень важно, что к руководству нашего Союза пришли более молодые люди, а значит образованные, имеющие светское и богословское образование. Эта тенденция растёт.
Сейчас мы говорим о том, чтобы была программа повышения квалификации действующих пресвитеров. На волне 90-х в число пресвитеров попали добрые, верные люди, но не всегда имеющие образование. Это не установка нашего братства, это, к сожалению, сложившаяся ситуация. У нас не было другого выхода. Такая же ситуация происходила и в Православной Церкви.

У нас существует несколько семинарий, и мы всеми способами стараемся повышать образовательный уровень служителей. Также практически во всех церквях нашего братства существуют воскресные школы для взрослых и для детей.

– Не думали ли Вы о том, чтобы привлечь светских специалистов по различным предметам для повышения образовательного уровне членов братства?

– Спасибо за Ваш вопрос. Мне приятно на него ответить, тем более, что уже в апреле будет проходить научно-историческая конференция  по истории евангельского движения в целом и в России в частности. Соберутся люди из разных государств, в том числе и из дальнего Зарубежья, заинтересованные специалисты, историки, не все из которых являются баптистами. Они приедут для того, чтобы скоординировать свои действия, уточнить даты, уточнить позиции. Это то, что мы начинаем делать. Это действительно необходимо для нас. Мы заинтересованы в правдивой истории, а не в той, которая вышла только из Советского Союза и на которую наложен политический отпечаток.

– Я имею в виду не только историю, а преподавание всего гуманитарного цикла.

– Мы уже это делаем, и, я думаю, что на базе нашей московской богословской семинарии будут проходить богословские дискуссии, будут организовываться клубы.
Мы приглашали православного священника, который у нас преподавал. Мы не чуждаемся людей, которые могут предложить иную точку зрения на происходящие события.

– Недавно состоялось заседание Консультативного совета глав протестантских Церквей России. Какова его роль в жизни протестантов и в жизни России в целом, с Вашей точки зрения? Насколько это важный орган?

– Я думаю, что это не орган, это только инструмент. Это инструмент протестантских Церквей, или протестантских союзов, в котором мы можем продемонстрировать свое единство по определенным вопросам.

– Насколько он влияет на жизнь протестантов?

– На жизнь самих протестантов, скорей всего, он мало влияет, поскольку он не затрагивает интересов различных союзов. Это, скорее, промежуточное звено между протестантским сообществом вообще и обществом светским.

– Насколько острые дискуссии бывают на этом совете?

– Как правило, дискуссий там нет вообще. Мы не обсуждаем богословские вопросы, а когда мы говорим о социальных проблемах, то у нас единая позиция.

– Что входит в ваши ближайшие планы?
– Самая главная наша задача – подготовить достаточное количество служителей для церквей и групп, где нет пресвитеров.

Мы также готовимся к конгрессу 2012 г. На это прекрасное собрание собирается порядка 2-3 тысяч верующих. Мы славим Бога, сознавая благословение Божие и Его присутствие.

– Чему будет посвящен этот конгресс?

– Пока мы не сформулировали конкретную тему. Но этот год у нас объявлен годом Библии. И будут проходить соответствующие мероприятия в масштабе всего братства.

– Наблюдается некоторый отход РС ЕХБ от участия в Лозаннском движении. Будет ли он в дальнейшем в нем участвовать?

– Я бы не стал оценивать как нашу позицию то, что на конгрессе в Кейптауне наше братство было представлено одним участником – Виталием Кирилловичем Власенко. Это не позиция, это сложившаяся ситуация, связанная, в том числе и со съездом РС ЕХБ. Мы уже встречались в Киеве с одним из руководителей Лозаннского движения и участниками Конгресса из стран СНГ. Мы договорились о встрече здесь, в Москве, в апреле месяце. Мы и дальше будем встречаться и говорить о дальнейшем развитии наших отношений.

Нет никакого противостояния, нет никакого пренебрежения. Это просто стечение обстоятельств.
– То есть вы планируете дальнейшее сотрудничество?
– Да, в деле распространения Евангелия мы готовы сотрудничать со всеми, кто позиционирует себя верными Писанию людьми.
– Как складываются ваши отношения с католиками и православными, причем не только из РПЦ МП?

– У нас нет специальной программы построения отношений со всеми существующими христианскими и нехристианскими конфессиями. Но всегда, когда возникает необходимость, или ситуация складывается так, что нам нужен диалог, мы открыты для разговора со всеми здравыми людьми.

Один из принципов баптистов звучит так: «Свобода совести для всех».

– Сейчас происходит очень сильное давление со стороны государства на одну христианскую конфессию – Свидетелей Иеговы. Не считаете ли Вы, что протестантское сообщество должно возвысить голос в их защиту?

– На самом деле Ваш вопрос имеет отношение к правозащитной сфере, к сфере конституционных свобод. По моему глубокому убеждению, Свидетели Иеговы, баптисты, православные должны обладать в государстве всеми конституционными свободами, если их деятельность не противоречит Конституции и существующему законодательству.

Судить человека можно за конкретные преступления, а не за его понимание каких–то вещей.
– И все-таки, Вы не считаете целесообразным выступление религиозной организации с правозащитной точки зрения?

– В конкретных случаях мы не можем выступать, потому что даже Библия говорит, что надо сначала исследовать предмет. В общем, мы говорим, что Конституция – основной закон нашей страны. И все в нашей стране должны жить в соответствии с Конституцией. В этом случае мы готовы сказать, что если Свидетели Иеговы соблюдают требования Конституции, то преследование их каким бы то ни было образом незаконно. И мы готовы поддержать в этом случае любое сообщество в нашей стране, которое преследуется в нарушение наших же основных законов.

– Как Вы относитесь к проблеме строительства мечетей в Москве?

– Я думаю, что это не законодательный вопрос, а вопрос исполнения Конституции – если есть нужда в зданиях для молитвы, значит, они должны строиться. Но мы сами находимся в таком же положении – хотели бы построить молитвенные дома, но не можем – в Москве особенно сложно.

– Сколько, по Вашему мнению, баптистам необходимо молитвенных домов в Москве?
– У нас порядка 40 общин в Москве. Из них только 7–10 имеют церковные здания. Все остальные ютятся в разных условиях.
– А хватит ли денег у этих общин для строительства новых зданий?

– Это хороший вопрос. Государство нам не помогает, как православным. Дома молитвы строятся только за свой счет – на пожертвования верующих. Поэтому мы часто не можем достроить то, что уже начато.

– Может быть, Вы хотите что-нибудь добавить?

– Я бы хотел сказать, что российские евангельские христиане-баптисты – это патриоты нашей родины, даже несмотря на то, что они много пережили в советские времена, когда их не просто притесняли, но и репрессировали. И сейчас, несмотря на то, что про нас часто говорят негативно, а некоторые люди или силы пытаются задвинуть нас на задворки нашего общества, на самом деле мы любим нашу страну, нашу родину, наш народ. И именно потому мы распространяем евангельское учение, что убеждены: никакие реформы не смогут так повлиять на благосостояние нашей родины, как реформы библейские, духовные.

Поэтому евангельские христиане-баптисты делали и будут делать добро, будут пропагандировать библейские ценности, семейные ценности, ценности высокой морали. Мы сами так живем, и нам есть что показать и предложить нашему отечеству.

Источник: Беседовал Владимир Ойвин, «Портал-Credo.Ru»